Жизнь

«Как дальше жить, не знаю!» Мать двоих детей после ампутации ноги обратилась за помощью, а ей предложили отдать детей в приют

20.04.2018 Москва 24/7 255 https://mos247.ru/17245/

42-летняя Наталья Володина из Подольска полжизни борется с тяжёлой болезнью — саркомой. Впервые к онкологам она попала молодой девушкой. Тогда врачи сказали ей, что с таким диагнозом дольше пяти лет не живут, но прошло уже 20, рассказывает Реп.ру.

Она не опустила руки и родила дочерей, которых воспитывает в одиночку. Наталья выстояла в борьбе с недугом, подкосило сильную женщину другое. После ампутации ноги она обратилась за помощью в соцслужбы. На крошечную пенсию по инвалидности и больничное пособие Наталья не могла обеспечить достойную жизнь своим девочкам. Вместо того, чтобы выделить женщине материальную помощь, власти решили забрать у Натальи детей. Женщина рассказала историю своей двадцатилетней борьбы с болезнью и о новой битве — с чиновничьим произволом.

— В 17 лет я повредила ногу. Поболело, прошло, потом опять заболело. И все сильнее, и сильнее. Я сначала внимания не обращала. А оказывается, в кости разрослась злокачественная опухоль. Много времени было потеряно…

Наталья прошла девять курсов химотерапии, дальше была операция по замене пораженного сустава на эндопротез. После долгой реабилитации рак отступил. На время.

— Все было хорошо, протез прижился. Конечно, о том, о чем я когда-то мечтала пришлось забыть, но главное — я была жива… И хотя с таким диагнозом как у меня (Саркома Юинга), говорят, больше 3−4 лет и не живут, с того момента, как я впервые его услышала, прошло 20 лет…

Зная, что каждый день может стать последним, Наталья жила на полную катушку. Начала писать картины, заводила новые знакомства. Окружающие говорят про неё, что сложно найти более жизнерадостного человека. Заболела мама Натальи. Потребовалась срочная операция, на которую не было денег. Наталья не отчаялась и набрала работы. Хваталась за каждую возможность подзаработать.

— Совсем уже и есть нечего было. И тогда я увидела объявление о том, что за небольшую сумму можно сдать кровь. Ну я пошла. Сразу после процедуры организм сдал — иммунитет упал, ткани вокруг протеза инфицировались, потребовалась операция, потом еще и еще. В общей сложности на сегодняшний день я пережила их более 20-и. Врачи, спасибо им, спасали мою ногу до самого последнего.

Вскоре Наталья узнала, что беременна. Отношений со своим молодым человеком она не оформляла, ничего от него не требовала: «Я и не настаивала, жена с такой болезнью — большая обуза.» Врачи отговаривали рожать, но Наталья была непреклонна.

— Онкологи из института Имени Блохина были в шоке. Они сразу предупредили — рожать большой риск. Во-первых, рак может вернуться. Во-вторых протез вряд ли выдержит. Меня все отговаривали от такого отчаянного в моей ситуации шага, но я рискнула.

12 апреля 2010 года у Натальи родилась здоровая девочка. В 34 года женщина впервые стала мамой. Роды подорвали её здоровье. В больнице женщина заразилась стафилококком, возник вопрос об ампутации ноги.

— Я была согласна, понимала, что это необходимо. Были свищи, все болело, нога отечная. Стала готовится к операции. Как оставить надолго одних старенькую маму с маленькой дочкой? Решили обратиться в органы опеки, думала они хоть за едой в магазин помогут ходить — на улице скользко, мама у меня с палочкой, я боялась, что она упадет. Но сотрудники как узнали, что мне собираются полностью ампутировать ногу, то сходу заявили — извините, дочку у вас придется забрать в детский дом, ведь вы станете полностью недееспособной. А мама у вас пенсионерка.

Испуганная женщина бросилась в больницу. Она умоляла врачей спасти ногу, чтобы у ней не забрали дочку.

— Помогите! Ногу надо спасти. Зачем мне такая жизнь, если ребенка заберут. Спасибо огромное докторам. Они собрали консилиум, посоветовались и все-таки пошли на очередной риск. Мне полностью удалили пораженный тазобедренный сустав. Полгода я ходила в лангете с костылями. А после установили новый эндопротез. Для органов опеки же мне выдали справку, что конечность сохранена.

Жизнь наладилась, Наталья вышла на работу и думала, что больше никогда не пойдёт за помощью в соцслужбы. Через три года она поняла, что опять беременна. Никто не поддержал её желание рожать. За советом женщина пошла в церковь.

— И если в первый раз все снисходительно отнеслись к желанию родить, то во второй просто откровенно крутили пальцем у виска. Но я не смогла сделать аборт. Батюшка в церкви сказал, что раз Бог дал ребенка, то даст и на ребенка.

Пока Наташа ждала вторую дочь, гражданский муж бросил её и ушёл к другой. Он женился на ней в день рождения своей младшей дочки Насти.

— Нет, я не обиделась на него. Жизнь есть жизнь. Понимаю, что ему там с другой, сильной и здоровой, легче.

Мужчина не помогал дочерям. Жили вчетвером в тесной однушке. Наталья, её мама и девочки.

— На полу спали по очереди — то я, то мама. Но все равно были счастливы. Дети — это такая радость. Но два года назад мама умерла. И с ногой становилось все хуже и хуже. Антибиотики просто перестали уже помогать и шло постоянное воспаление. Что только я не перепробовала, даже испытывали на мне новые лекарства. Но все, мой организм перестал воспринимать лекарства. 4 апреля мне ногу мою многострадальную ампутировали. Даже культи не осталось.

Женщина вынужденно обратилась за помощью в соцслужбы. Органы опеки предложили ей сдать дочерей в детдом. После этого власти Подольска подвинули её в очереди на жилье — с 42 на 800 место. Из больницы Наталья вернётся в свою однушку без надежды дождаться улучшения жилищных условий. «Морально очень тяжело. Как дальше жить, пока еще не знаю», — призналась женщина. Для нормальной жизни необходим протез, который стоит три миллиона. Денег на него нет. Семья живёт на 15 тысяч рублей в месяц. Наталье, выигравшей очередной бой с раком, предстоит новая битва — за её дочерей. Вместо того, чтобы выделить материальную помощь, они забрать детей у малообеспеченного инвалида.

Сегодня уполномоченный по правам ребенка в Московской области Ксения Мишонова опровергла информацию о том, что органы опеки забирают у нее детей.

Ксения Мишонова, уполномоченный по правам ребенка в Московской области:

— Сейчас удалось дозвониться до героини сегодняшнего дня Натальи Володиной из Подольска. Она подтвердила, что журналисты исказили ее слова, проблем с опекой у неё нет. А про протез переживает. Я заверила, что она не одна, и конечно, поддержка обязательно будет. Сейчас главное для неё — справиться с болезнью, а потом будем решать вопрос с протезом


Расскажите друзьям!



Все события