Жизнь

«Мог принести огромную пользу детям, но стал куском колбасы». Скандал в полиции: списанных со службы лошадей отправляют на мясо

19.03.2018 Москва 24/7 149 https://mos247.ru/14215/

Вокруг первого оперативного полка полиции Москвы, в состав которого входят два кавалерийских батальона, разразился скандал. Его работники рассказали, что отслуживших свой срок лошадей списывают на убой. Ещё не старых животных сгоняют в фургоны и увозят на заводы по переработке мяса. Кавалеристам не разрешают выкупать лошадей. Мария Батурина, служившая в оперативном полку полиции ГУ МВД России по Москве с 2006 года, рассказала РИА-Новости, как обращаются с их бывшими боевыми товарищами.

Девушка работала вместе с конём Броском. Вместе они выступали на соревнованиях, где занимали выскоие месте. В 2014 году Мария уволилась из полиции. К тому моменту её коня списали со службы.

— Я была в курсе, хотела забрать его себе. Все-таки мы с ним за годы службы сильно сдружились. Для меня это был настоящий друг. В полку существовала негласная практика: кавалеристы договаривались с ветслужбой или руководством и выкупали списанного коня.

15 лет лошадей списывали по-тихому. В открытую о торгах не объявлялось, покупатели появлялись из ниоткуда. Мнения кавалеристов никто не спрашивал, единственное что они могли сделать в этой ситуации — предложить выкупить своего коня. Мария была уверена, что ей не откажут забрать Броска.

После увольнений девушка навещала любимца, подкармливала его и ждала, когда сможет забрать его. В 2015-м нашёлся покупатель, Броска вместе с другими лошадьми забрали без предупреждения.

Уволившись, Мария навещала коня, подкармливала и надеялась, что вот-вот заберет его. Однако все вышло иначе. В 2015-м очередные покупатели наотрез отказались вести переговоры с кавалеристами и просто вывезли лошадей без предупреждения.—

—Мне позвонили из полка и рассказали, что ночью машина забрала лошадей. Это был не специализированный коневоз, а простая фура. Животных буквально свалили в кучу. При таком способе транспортировки они вряд ли могли выжить — в лучшем случае доехали переломанными. Их явно везли на убой.

Батурина вместе с коллегами выяснила, кто приобрёл лошадей. Оказалось, автомобиль, на котором их увезли, принадлежал предприятию по переработке конского мяса. Оно специализировалось на производстве колбасы и полуфабрикатов. Девушка попыталась выкупить Броска, но у неё ничего не получилось.

— Мы звонили, умоляли спасти наших лошадей, предлагали деньги, причем немалые. Нас уверяли, что со скакунами все будет хорошо и мы скоро их увидим. К тому моменту мы уже успели написать о случившемся в соцсетях, создать какие-то петиции, поднять шум. Но нам велели все убрать и тихо ждать. Три месяца с нами вели переговоры — «кормили завтраками». В конце концов продавцы перестали выходить на связь и пропали. Коней мы так и не нашли.

Всего одна сослуживица Марии смогла найти своего любимца. Татьяна узнала Блеска в исхудавшем коне на фото из объявления о продаже. Его увезли во Владимирскую область. Она разыскивала коня четыре месяца, а когда нашла, ему было уже не помочь. Блеск прожил ещё неделю и погиб от истощения.

— Он больше был похож на стиральную доску, так торчали ребра. Его привязали к дереву. Кавалерийскому коню от знаменитых скаковых родителей пришлось обгладывать кору дерева! Лошадей из полка списали по одной накладной. Ветеринарное сопровождение тоже одно на всех, поэтому у так называемого хозяина не было никаких документов на моего Блеска.

В 2016 году бывшие кавалеристы наняли адвоката Маргариту Гаврилову, чтобы защитить лошадей, которых ждёт незавидная участь. Вместе они написали петиции, заявления в полицию, прокуратуру и ФАС с обвинениями в незаконности сделки. Продажа лошадей проводится без торгов и почти без документов. В 2017- м Центральное окружное управление материально-технического снабжения МВД России разместило на сайте госзакупок объявление о проведении аукциона. Нужен был посредник для продажи «высвобождаемого движимого имущества». Нашлось всего два претендента. Как позже выяснилось, заявку подал один и тот же человек, но от разных организаций. Участвовали в тендере две компании: ООО «Триксель-Н» и ИП «Антипенко Анастас Александрович», победил «Триксель-Н».

— Вторая компания, якобы проигравшая тендер «Триксель-Н», принадлежит тому же лицу — Анастасу Антипенко. Выходит, Антипенко конкурировал сам с собой, просто в одной фирме он — гендиректор, а в другой — ИП. Причем его бизнес был ликвидирован в 2016 году, что легко подтверждается по открытым источникам.

Фирма собиралась перепродать 32 лошади единым лотом, заявленная цена — 856 тысяч рублей. На сайте компании появилась информация о лоте и контактные телефоны. Бывшие кавалеристы вместе с юристом подготовили все необходимые бумаги и предложили выкупить коней за сумму в двое больше — за 1.6 миллиона.

— В итоге 80 человек в течение дня пытались дозвониться по указанным номерам — трубку постоянно снимал охранник. Еще восемь человек приехали в офис, но внутрь их не пустили. Представителей «Триксель-Н» мы все-таки нашли — совершенно по другому адресу. Вели они себя, мягко говоря, неподобающе. Глумились, отказывались принимать коммерческие предложения. Руководителя на месте не было.

Когда вышли сроки подачи заявок, кавалеристам перезвонил глава компании. Он заявил, что «по телефону заявки, вообще-то, не принимаются» и попросил перестать «терроризировать». На сайте компании обновили объявление о приёме коммерческих предложений. В нём перебили дату на 19 февраля 2019 года, хотя по закону этот срок не должен превышать полугода.

Анастас Антипенко утверждает, что передал все предложения в МВД. «К покупателю предъявлены жесткие требования, ни в коем случае на мясо лошади отправлены не будут, мы сами готовы за этим проследить», — заверяет Антипенко. Он объяснил, почему дважды принял участие в торгах. Сначала подал заявку, как ИП, но потом «понял, что не потянет», и зарегистрировался на участие от ООО.

— Я не понимаю, почему те, кто хотел выкупить лошадей, тоже не участвовали в торгах? За два дня до меня все дозванивались, все было нормально. А в понедельник с утра начался шквал звонков. Эти люди могли оставить предложения на столе. К тому же они хотели купить лошадей по одной, что невозможно. Все они выставлены единым лотом.

В МВД 13 декабря заявили, что договор с продавцом не заключали, а конкурс только начался. На вопрос, каким образом тогда победила компания «Триксель-Н» в министерстве не ответили. Сейчас лошади находятся в конюшнях полка, за ними не ухаживают должным образом. Подкармливать их не разрешают. Некоторые уже погибли. Мария с трудом сдерживает эмоции.

— Кроме того, это не мясные породы. Они в принципе непригодны в пищу — все лошади исколоты лекарствами. Если бы наших коней не добивали, а отдавали в школы верховой езды или центры реабилитации, было бы идеально. Мой Бросок мог принести огромную пользу детям, тем, кто нуждается в иппотерапии. Но он, скорее всего, стал куском колбасы.


Расскажите друзьям!



Все события