Вдохновение

«Когда Женя выходит на лед, часть моей души с ней». Тренер олимпийских чемпионок Этери Тутберидзе выжила в теракте и борется с болезнью дочери

03.03.2018 Москва 24/7 352 https://mos247.ru/12771/

Этери Георгиевне Тутберидзе 43 года. Но впервые о ней мир услышал четыре года назад, на Олимпиаде в Сочи. Тогда ее воспитанница, 15-летняя Юлия Липницкая, взяла золотую медаль в командном соревновании, но потом случилось непредвиденное: уже через год она стала девятой на Гран-при в Шанхае и чуть было не закончила карьеру. Тогда девушка признавалась, что ее «выжала» свалившаяся на нее слава:

— Меня это очень сильно выжало, — вспоминала она в интервью Федерации фигурного катания. — У меня совсем не осталось сил, было реально тяжело. Я не публичный человек. С детства я была очень сильным интровертом. Я проиграла не потому, что мешали какие-то травмы. И не потому, что была физически плохо готова. Я проиграла, потому что устала.

По словам Этери Тутберидзе, Юлю к ней когда-то привела ее мама. Мама же, судя по высказываниям бывшего тренера олимпийской чемпионки, больше всего и хотела победы дочери в столь престижных соревнованиях. Через два года Юля завершит карьеру, а Этери Георгиевна вспомнит в интервью Vogue:

— Когда Юля получила в руки медаль Сочи, первое, что она спросила: «Мам, мам, вот эту медаль ты хотела? Это же олимпийская медаль?» Мама говорит: «Да». И я увидела, как у Юли в глазах будто что-то выключили.

Так их дороги с Липницкой разошлись — фигуристка и тренер перестали работать вместе.

В 2017 году Этери привела к медалям двух других своих учениц: 15-летнюю золотую призерку Олимпиады в Пхенчане Алину Загитову и 19-летнюю Евгению Медведеву, занявшую второе место. Этери сегодня заслуженно лучший тренер по женскому фигурному катанию не только в России, но и в мире.

При этом о самой себе она говорит не спешит: можно найти лишь пару интервью, в которых она рассказывает о своем детстве, спортивном опыте и личной жизни. Этери родилась в Москве в семье инженера и литейщика. Родители хотели отдать ее в языковую школу, но Этери настояла на фигурном катании.

За недолгую спортивную карьеру Этери успела пережить серьезную травму — врачи нашли у нее трещину в позвонке. Несмотря на то, что Этери уже исполняла двойной аксель, тройной сальхов и тройной тулуп, ей пришлось сменить одиночное катание на танцы, поменять семь тренеров (работала и с Чайковской, и с Тарасовой) и занять несколько призовых мест на Кубке СССР.

Вот только система советского спорта рухнула, и за тренировки пришлось платить. Денег в семье не было, и Этери не решилась сказать родителям, что из-за нее им придется еще больше работать.

— Я не могла прийти и сказать, что нужно платить за занятия, — вспоминала Тутберидзе в интервью Федерации фигурного катания. — Папа с мамой и так всю жизнь работали. Папа пахал в две смены, потому что только так можно было прокормить большую семью. Хватался за любую дополнительную работу. Когда у нас появилась машина, то «колымил» ночами. Мне казалось, что папа никогда не спит. Моя первая тренировка начиналась в 6:30. Помню, как, уже одетая, ждала его в коридоре. Папа приходил с работы, брал меня за руку, и мы ехали на каток. Там, на лавочке, он час-полтора дремал. После тренировки отвозил домой. И потом весь день мотался.

В начале 90-х фигуристка переехала в США и 5 лет танцевала на льду в составе ледового шоу Ice Capades. Труппу балета поселили в одном из приютов «Юношеской христианской ассоциации» (YMCA) на этаже для бездомных. Спали на полу, еду привозили американцы. Прямо напротив располагалось федеральное здание имени Альфреда Марра. 19 апреля в 9 утра от него остались только обломки. Это был теракт 11 сентября — крупнейший в истории США: 168 погибших, более 680 раненых, в числе которых была и Этери Тутберидзе.

— В то утро спустилась вниз умыться, посмотрела на часы — 9:04. Взрыв. Страшный грохот. Навалившаяся тяжесть от взрывной волны. Гробовая тишина. И нечеловеческие крики. Не знаю, как очутилась на улице. Одна. Видно, долго выбиралась, стены были разворочены. Всех ребят увезли. Закричали о второй бомбе. Люди побежали, а я так и стояла. Вид у меня был потерянный: в сланцах, с полотенцем, зубной щеткой. Подбежал какой-то пожарник, схватил за руку, потащил за собой. Полдня, как в бреду, я бродила за ним, пока он проверял разрушенные помещения, — рассказывала Тутберидзе. — Всех русских из нашей балетной труппы американцы разобрали по семьям. Нас с партнером Колей Аптером приютил тот пожарник. Как пострадавшим в теракте, каждому выплатили по 1200 долларов. Купили битую машину, пожарный помог ее восстановить, и поехали в Цинциннати.

Потом были четыре года гастролей с парковым шоу. Когда ездить по городам совсем надоело, Этери и ее партнер решили тренировать. Работали со всеми — с детьми, с профессиональными спортсменами и даже с пенсионерами, для которых каток был просто развлечением. Жизнь потихоньку наладилась, появились друзья, хорошие деньги, уважение учеников и коллег. Но Тутберидзе признается: именно в этот момент сильнее всего скучала по дому и по родным:

— Разрывалась между Россией и Америкой — месяц поработаю, на неделю уезжаю. Это было мучительно для меня и нечестно по отношению к моим ученикам.

Как-то раз, как утверждают источники, Этери приехала в Москву навестить родителей и сразу же заглянула на каток. И там случайно встретилась с бывшим конькобежцем Сергеем Буяновым. Он уже закончил спортивную карьеру и подался в киноиндустрию. Буянов красиво за ней ухаживал, и, несмотря на то, что он был женат на легендарной фигуристке Елене Водорезовой, у них с Этери закрутился роман. В Сан-Антонио она считала дни до новой встречи с Сергеем. Через месяц опять рванула в Москву. Потом — еще пару раз улетела на неделю. В кулуарах центра подготовки спортсменов ходили слухи о бурном романе Буянова и Этери. Естественно, они не могли не дойти до супруги Сергея — Елены Водорезовой. Узнав об измене благоверного, женщина не стала устраивать громких скандалов и публичных ссор, спустя какое-то время она дала Буянову возможность выбрать, с кем бы он хотел остаться.

Буянов решил остаться с законной женой, однако Этери на тот момент была уже глубоко беременна. Она улетела рожать в США и объявила всем, что отцом новорожденной девочки является некий американец по фамилии Дэвис. Про род занятий господина Дэвиса и его местонахождение Этери никогда не упоминала. Девочку Этери назвала Дианой.

Правда, у девочки начались проблемы со здоровьем: у Дианы сенсоневральная тугоухость третьей степени. Она слышит только отдельные и хорошо знакомые слова. Диана родилась в Америке, абсолютно здоровым ребенком, но в два с половиной года после приема антибиотиков начались проблемы. Процесс оказался необратимым.

— Я должна сделать все, чтобы она выросла адаптированным к жизни человеком, — говорила Этери в интервью «Матч ТВ». — Хочу, чтобы она была счастлива, не чувствовала себя человеком с ограниченными возможностями. Все ругают современных детей за то, что они так много времени проводят в соцсетях. А для нас гаджеты — это спасение. То, что люди стали меньше общаться вживую, а больше переписываются, для нее — спасение.

Диана тоже занимается фигурным катанием. Она повторила путь мамы: из одиночного перешла в танцы. Этери уговорила дочь сделать это, потому что боится, что девушка однажды получит травму.

— Это мое решение, — объясняет Тутберидзе. — Дианка совсем не хотела. Она все умеет как одиночница, все прыжки знает. Но у людей с ее диагнозом другая координация. Им сложнее. Любое падение может закончиться серьезной травмой, а этого я себе никогда не смогу простить.

Этери признается, что через свои программы реализует часть своего внутреннего мира, и поэтому счастлива. Так, в программе «Слышу/не слышу» Евгении Медведевой, с которой та победила в финале Гран-при и стала чемпионкой мира и Европы, Этери рассказала историю болезни своей дочери.

— Я счастливый человек, — говорит Этери. — Когда Женя выходит на лед, часть моей души отправляется туда вместе с ней.



Расскажите друзьям!



Все события