Жизнь

«Я — паразит!» Люди честно рассказали, почему ненавидят свою работу

28.02.2018 Москва 24/7 116 https://mos247.ru/12465/
freepik.com | Офис

Специалисты отмечают, что почти 30% россиян не любят свою работу. Репетитор, координатор проектов, координатор строительства и дизайнером рассказали The Village о том, почему их работа — настоящее зло.

Екатерина, 22 года, репетитор.

Екатерина преподает школьникам русский, английский и литературу, а взрослым — итальянский язык. Ее уроки обходятся дешево, потому что у девушки нет высшего образования. Екатерина рассказывает, что сама отчислилась со второго курса ВШЭ, потом ушла из МПГУ. Вскоре она поступила в ГКА имени Маймонида, где до сих пор учится, но очень редко появляется на занятиях.

Екатерина Фролова:

— Когда родители благодарят меня за то, что средний балл их ребенка поднялся с тройки до четверки, мне ** ***. Когда родители жалуются, что у ребенка такие же плохие оценки, как и до занятий со мной, мне ** ***. Я в корректной форме говорю, что, наверное, их ребенок туповат. Хотя на самом деле не ребенок туповат, а я туповата. Вся моя деятельность бессмысленна: я паразит.

Девушка уверена, что работает не очень эффективно. Она хорошо умеет делать заинтересованное лицо, поэтому родители школьников надеются на ее помощь с успеваемостью. По словам девушки, она все время нервничают, что ее раскроют, поэтому сильно устает.

Екатерина Фролова:

— За час работы я так эмоционально истязаю себя, как будто отработала 12-часовую смену. После работы мне не хочется ни с кем разговаривать. Я бы могла ответственно подходить к занятиям, но я не хочу тратить на это свое время, у меня нет мечты стать лучшим репетитором. Я преподаю почти пять лет, но мой преподавательский скилл практически не выро. С учениками я чувствую себя по-прежнему неуверенно.

Больше всего Екатерина не любит, когда она готовится к одному занятию, а при встрече ее просят рассказать о другом. Еще ее напрягают первые занятия с учениками, когда родители оценивающе смотрят и контролируют все занятие. Екатерину еще раздражают шутки учеников и то, что на них нужно мило улыбаться.

respekt63.ru | Репетитор
Екатерина Фролова:

— Мне нравится ничего не делать. Но мне нужны деньги, чтобы тусоваться, пить пивко, покупать себе карандаши для рисования и дешевые шмотки в H&M. Я выбрала именно эту работу, потому что не хочу работать 40 часов в неделю, а репетитор за час зарабатывает столько, сколько простой консультант получает за смену в 12 часов, то есть косарь.

Репетитор может зарабатывать 30 тысяч, работая по семь-восемь часов в неделю. Но это не вариант для Екатерины: она испытывает сильный стресс от занятий или просто лень. Девушка рассказывает, что обычно она просто ждет, когда поскорее пройдет занятие. Чаще всего она дает контрольные для самостоятельного выполнения или делает домашнюю работу за ученика.

Екатерина Фролова:

— Моя идеальная работа — та, на которой не нужно никуда ездить и не нужно ни с кем общаться. Я вообще не люблю трудиться, мне нравится только созидательное действо. Я бы с радостью стала плотницей и делала бы табуретки и столы, если бы умела. Скоро я пойду на курсы швейного мастерства и буду шить нижнее белье для женщин.

Александра,  23 года, координатор проектов в крупной международной организации.

Александра училась на факультете журналистики, а потом устроилась координатором проектов в международную организацию. Отдел занимается исследованиями в сфере информационных технологий, а она проводит проекты через все этапы реализации. Александра организует приезд определенных спикеров, контролирует их размещение в отелях. Также она следит за ходом мероприятия, а потом пишет отчет. 

Александра Бирюкова:

— Каждый понедельник я просыпаюсь с ненавистью, что началась очередная неделя, которая меня убивает. Мне кажется, что я функция и вместо меня можно посадить любую педовку, которая справится ничуть не хуже. Я научилась выполнять один и тот же набор функций и больше ничего нового не произвожу. Хотя раньше у меня было ощущение, что я делаю что-то крутое.

Поначалу девушке работа очень нравилась: можно практиковаться в английском, отличный коллектив, интересная деятельность. Но спустя несколько лет Александра стала буквально ненавидеть работу: все казалось слишком цикличным и однообразным.  Чтобы разбавить скучные будни девушка пошла на самбо. Это приносило плоды, но потом она получила травму и забросила занятия.

firestock.ru | Офис
Александра Бирюкова:

— Я получаю 50 тысяч рублей, и мне хватает. Свою работу я бы сравнила с гречневой кашей. Она вроде хорошая и полезная, пару раз в неделю ее даже можно съесть, и не будет рвотных порывов, но все время ей питаться невозможно. Когда меня спрашивают, кем я работаю, я отвечаю, что я координатор проектов. Если дальше спрашивают, чем я занимаюсь, то отвечаю: «Я координирую проекты». После этого человек понимает, что работа — это не та тема, на которую я хочу общаться. Даже когда я пью чай с коллегами, мы говорим о чем угодно, только не о рабочих вопросах.

Александра часто задумывается, что дело не конкретно в этой должности, а в работе в принципе. Она планирует уволиться, но никаких точных дат не называет.

Мария, 26 лет,  координатор строительных объектов в государственной компании.

Несколько лет Мария работала по специальности — она окончила московский вуз по специальности «геодезист-инженер». Потом поняла, что это совсем не работа мечты, поэтому ушла в коммерческую недвижимость, где занималась сдачей объектов в эксплуатацию. Во время строительства она занимается разной бумажной работой, а потом подготавливает всю документацию. Но страну накрыло экономическим кризисом и с выплатой зарплат проблемы. В это же время девушка замуж и готовилась к декрету, поэтому ей нужна была стабильная работа.

В прошлом году Мария устроилась в фирму, где в ее обязанности входит контроль сроков, бумажная работа и контроль процесс строительства. 

Мария Сталеварова:

— Весь документооборот проходит в специальной компьютерной программе, и каждый свой шаг я должна фиксировать. Приняла задачу в работу — должна отписаться, с кем-то поговорила — отписаться, написала какое-то письмо — отписаться. Чтобы выслать письмо в какую-то инстанцию, мне нужно завизировать его у двух начальников, потом у корректоров, потом у заместителя гендиректора, потом еще раз у корректоров, а потом у гендиректора. Мой рекорд — согласовать письмо за два часа, антирекорд — больше месяца.

На новой работе оказался не самый лучший коллектив: все общались группками, да и личные темы не принято поднимать. Со старыми коллегами общение было скорее дружеским, чем рабочим. На собеседовании девушке обещали постоянные премии, но оказалось, что они выплачиваются только по результатам работы всей фирмы, а не конкретного отдела. В том году социальных объектов построили меньше, чем должны были, поэтому премию не получил никто.

dobrenok.com | Офис
Мария Сталеварова:

— Несмотря на то что рабочий день начинается в девять, почти все сотрудники в 08:30 уже сидят на рабочих местах. Также плохим тоном считается уйти домой раньше половины седьмого вечера, хотя уходить можно в шесть. У нас работает правило «пока сидит начальник, должны сидеть и подчиненные». Считается, что если ты уходишь вовремя, значит, у тебя мало работы. Отпрашиваться не приветствуется.

По словам Марии, работы столько, что люди просто не успевают пообедать. Она опасается, что такими темпами заработает себе язву. Кроме этого, работа очень выматывает и вечером ничего не хочется делать. Девушка собирается увольняться. Она не может выставить резюме, иначе руководство сразу об этом узнает. Сейчас она просматривает вакансии в поисках подходящих.

Станислав, 29 лет, дизайнер.

Станислав работает в ресторанном холдинге. Самое ужасное в своей работе он считает то, что ему постоянно приходят новые задачи, которые нужно решить в срочном порядке. За один день он не успевает сделать всю работу, поэтому ее приходится перенести на другой день и так постоянно.

Станислав Рожков:

— Самое отвратительное, когда все разом хотят от меня что-то получить. Я занят делом, а ко мне приходят и говорят, что им нужно сделать какую-нибудь фигню прямо сейчас, а все другие пусть подождут. И еще пишут письма с пометкой «Срочно» и шестью восклицательными знаками. Причем порой так делают сразу несколько человек. Раньше я старался сделать все быстро и всем угодить, но после Нового года веду себя как ленивец и просто говорю: «Да-да-да, я вас понял, отстаньте, я занят». У меня просто нет сил.

В холдинге несколько десятков ресторанов и у каждого свой стиль оформления. Станислав занимается версткой меню, а также создает макеты афиш и флаеров. Первое время ему нравилось работать, но потом на него свалилось куча задач, не связанных с дизайном. 

capital.ua | Офис

Поначалу в компании было четверо дизайнеров, но потом их осталось двое. Станислав отмечает, что ему постоянно приходится задерживаться на работе, за что никаких доплат не предусмотрено. Раньше он хотел заниматься по вечерам немецким, но сейчас у него совершенно нет времени.

Станислав Рожков:

— Я уже и не знаю, чем хочу заниматься. Я бы хотел работать в кофейне на три стола и варить там кофе. Я устал и вообще не совсем понимаю смысл и роль дизайна в этом бизнесе. Не понимаю, насколько он важен, например, как он влияет на отношение клиентов к меню. Я трачу много времени на его разработку, но никогда не получаю фидбэка.

Он зарабатывает 80 тысяч рублей. При этом, он не считает себя ценным сотрудником: компания больше настроена на развитие хороших поваров, для которых создаются все условия. Станислав отмечает, что он смирился с такой работой и увольняться пока не собирается. 


Расскажите друзьям!



Все события